Карта сайта <BR><B>CS ERROR, User Error:</B> String <CODE>/contacts/title</CODE> not found in template <B>top</B> cur. object <B>/classic/statyi/article:article-3</B> in <B>cs.lib.php</B> on line <B>205</B>
Свой Мир
   Главная       О нас       Консультации       Статьи       Мини-журнал       Инсайты жизни        Литературная психология   
Главная
О нас
Консультации
Статьи
Мини-журнал
Инсайты жизни
Литературная психология
Читаем классику
Інтерактивні лекції
Просто книжки

Кто нужен 22-му веку (Стругацкие. Отрезвляющий полдень [1])


Владлена Дмитриевва

В то время, когда творили братья Стругацкие, слова «22-й век» звучали очень «по-будущному». 22-й век – это было так далеко! Для фантастических изменений человечества оставалось так много времени. 
 
Но вот уже 21-й век разменял второй десяток. По историческим меркам до 22-го осталось всего ничего. Герои произведений, «поселённые» фантастами в начало нашего века, уже совершили ошибки, которые мы только начали совершать. В следующий век они смогли перейти, только осознав их и сделав выводы. А там – опять моральные дилеммы. И никакой гарантии безошибочности. Как говорит навестивший исследователей 22-го века их «отдаленный потомок»: «если вы будете такими, какими собираетесь быть, то и мы станем такими, какие мы есть. И какими вы, следовательно, будете»2.
 
Книги Стругацких сложно экранизировать. В них нет «экшена». Диалоги, размышления, отношения, решения моральных проблем в антураже фантастики. Принято восхищаться знаменитым «Сталкером»3 А.Тарковского. Но, положа руку на сердце, – сложно выдержать все минуты экранного времени с неослабевающим вниманием. При том, что  главного героя режиссер «обинтеллигентил», сделал более тонким и нервным. В романе сталкер – тот самый «простой парень». Представитель «народа» и «простых людей», в любви к которым так любят клясться политики.  Наш герой не обременен воспитанием, образованием и духовными поисками. Житель маленького городка (сейчас такие города мы называем «депрессивными»), не видевший мира и другой жизни. В меру криминализированный. Любящий семью и зарабатывающий небольшие деньги на тяжёлой, опасной и не очень законной работе. Ему многое не нравится, он может ненавидеть определённых людей. Окружающую реальность воспринимает как данность. И -  никаких революционных намерений. Конечно, он думает об улучшении жизни - в границах своей семьи. Тем ценнее изменения, которые происходят с обычным сталкером.
 
Если при экранизации осовременить содержание произведения или добавить экшена и спецэффектов – получится симпатичная новогодняя шутка «Чародеи»4 либо блокбастер «Обитаемый остров»5.  Но – без Стругацких.
 
Главный герой «Обитаемого острова», 20-летний Максим ещё не пережил соответствующих возрасту личностных изменений. В его мире участвовать в Группе Свободного Поиска в 20 лет – это как «подзадержаться» в игре в пиратов. « Взрослые солидные люди в Группу Свободного Поиска не идут. …Учитель при встрече спросит только: «Ты все ещё в ГСП?» - и переведет разговор на другую тему, и лицо у него будет виноватым и печальным, потому что ответственность за то, что ты все ещё в ГСП, он берёт на себя, а отец скажет: «Гм…» - и неуверенно предложит тебе место лаборанта; а мама скажет: «Максик, но ты ведь неплохо рисовал в детстве…»; а Дженни скажет: «Познакомься, это мой муж»6
Максим искренне не понимает устройство жизни на Саракше и психологию людей. Он привык к совершенно другой данности. При этом молодой Каммерер с энтузиазмом бросается всё изменять и спасать. Ощущения и «ломка» спасаемых становятся для него полной неожиданностью: «Вот оно как, подумал Максим. Это не так просто, как я думал»7. Светлые побуждения «Мака Сима», не подкреплённые знанием, обрекают его лучшего друга на мучения: «…мир был серым, бесцветным, сухим, в нём не было места радости, не было места движению жизни,  всё было тусклое и больное. Не хотелось думать, не хотелось ничего видеть и слышать,  даже спать не хотелось,  - хотелось просто положить голову на стол, опустить руки и умереть. Просто умереть  - и всё. ... Глаза бы всего этого не видели, сдохнуть бы сейчас или завыть последней бездомной собакой…»8.  Революционные действия Максима провоцируют кризис на Саракше с очень тяжёлыми последствиями. В преодолении кризиса он принимает самое активное участие. Через несколько лет земляне отменят ГСП и признают ошибкой идею прогрессорства. Об этом рассказывает «внероманный» персонаж, историк, работающий в 23-м веке, Сергей Переслегин9
 
Как же сложно не вмешиваться, когда знаешь, что может быть другая жизнь! И уверен,  что она должна быть. А вместо этого «нормальный  уровень средневекового зверства»10 становится «счастливым вчерашним днём Арканара»10  («Трудно быть богом»). «Всё, что хоть немного поднимается над серым средним уровнем, оказывается под угрозой»11 . Теряет надежду дон Румата - сотрудник Института экспериментальной истории Антон. На его глазах неотвратимо расцветает фашизм. И никакая технология с экономикой не может быть гарантией  гуманистических ценностей. «Можно дать им всё. Можно поселить их в самых современных спектроглассных домах и научить их ионным процедурам, и всё равно по вечерам они будут собираться на кухне, резаться в карты и ржать над соседом, которого лупит жена. И не будет для них лучшего времяпровождения. ... Рэба - чушь, мелочь в сравнении с громадой традиций, правил стадности, освященных веками, незыблемых, проверенных, доступных любому тупице из тупиц, освобождающих от необходимости думать и интересоваться»12.  «Благородный  дон Румата» не бог. Антон по-человечески срывается и  переступает черту. Он заливает кровью всё вокруг себя («видно было, где он шёл»13). Но то, что «освящено веками» остаётся неизменным и после эвакуации Антона на Землю.
 
Непобедимость врага – не самое страшное. Теоретически врага всегда можно победить – приобретя более высокие «кондиции» и компетенции. Может быть, победитель рождается в другое время, не в одно и то же с  врагом. Шокирует открытие, что конкретного врага, того, с которым можно бороться конкретными понятными испытанными методами не существует.  
 
Два разных произведения: «За миллиард лет до конца света» и «Хищные вещи века» сходятся в одном. В обоих произведениях главные герои ищут злобного врага и находят его отсутствие. В «За миллиард лет до конца света»  против героя действуют законы Мироздания. В «Хищных вещах века» - особенности индивидуальной и социальной психологии.
 
Опытный агент, успешно работавший под прикрытием, старательно ищет наркомафию и боевиков14. Ведь в городе-зоне отдыха люди становятся зависимыми от наркотиков, погибают, а внедрённые агенты не выходят на связь. Поиски ничего не дают. Потому что Иван понимает, что нет никакой мафии, нет боевиков. Есть привычная присказка-напутствие: «И ни о чём не думайте!». Есть «средних размеров страна, где изобилие было когда-то целью, да так и не стало средством»15 . Есть люди, которые не чувствуют себя изнывающими под игом преступности и не хотят, чтобы их освобождали.  Есть город, в котором известному планетологу поставлен памятник не за его исследовательскую деятельность, а за то, что он впервые в истории этого города сорвал банк в электронную рулетку. 
 
Начальники главного героя – лица и души в шрамах – преданы «простой истине»: «если есть преступление, значит, есть и преступник»16.  Как ужасную ересь, выслушивают они слова Жилина о том, что не нужно никакого десанта, спецназа и боевой операции. Его конкретное предложение - «столетний план восстановления и развития человеческого мировоззрения в этой стране».
 
Идеей о необходимости эволюционного развития со Стругацкими перекликается «Час быка» И.Ефремова. Часть человечества, улетевшая с Земли во времена катастрофы и жестокой войны, сохранила, «законсервировав», психологию своих современников. В результате на новой планете улетевшие опять построили тоталитарное государство, подавляющее человеческое достоинство и оказавшееся в состоянии стагнации.
 
Те, кто остался на Земле и выжил, прошли свой эволюционный путь. И создали непрерывно развивающееся общество, основанное на гуманистических ценностях.
 
Один из вариантов реального воплощения приверженности гуманистическим ценностям предлагается в «Малыше»17. Сначала уважение к индивидуальности демонстрирует совершенно негуманоидная цивилизация. Её представители помогли выжить ребёнку-сироте на своей планете. Не превратив его в «инопланетного Маугли», а сохранив (насколько возможно) человеком. Обнаружившие Малыша земляне пройдут через бесчеловечно-исследовательский интерес к «находке» как к объекту. Пройдут через естественно-человеческое желание спасти сироту, «немедленно вывезти отсюда». А потом выберут  решение «не самое эффективное, но самое доброе»18. Ради одного (!) Малыша на орбите теперь постоянно находится космическая база. В любое время по инициативе Малыша с ним общаются и отвечают на бесконечные вопросы.  Стась Попов: «Главный Информаторий работает на меня, крупнейшие специалисты по самым различным отраслям знания работают на меня, я обладаю правом в любую минуту связаться с любым из них и просить разъяснений – относительно моделирования П-абстракций, обмена веществ у абиссальных форм жизни, методики построения шахматных этюдов...»19. И вот уже в высказываниях Малыша о людях начинает звучать слово «мы»...
 
Ещё один вариант реализует бывший Бойцовский Кот, ныне – просто Гаг, в финале «Парня из преисподней». Вернувшись домой, он молча становится рядом с другими людьми и помогает выталкивать санитарный грузовик из грязи. 
 
Героя, отказавшегося от испытанных методов в пользу непривычных, но адекватных новым условиям жизни, можно поздравить с прохождением «первого круга». Почему первого? Потому что, как говорит Наставник в «Граде обречённом», «их ещё много впереди»20.
_______________
1. Стругацкий А., Стругацкий Б.М, «Полдень, ХХ׀׀ век».
2. Стругацкий А., Стругацкий Б. Хищные вещи века. Чрезвычайные происшествия. Полдень, ХХ׀׀ век. – М.: АСТ, 2006 (серия «Мировая классика»), стр.665.
3. По произведению братьев Стругацких «Пикник на обочине».
4. Телефильм по мотивам произведения братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу».
5. Фильм по произведению братьев Стругацких «Обитаемый остров»
6. Стругацкий А., Стругацкий Б. Обитаемый остров. Малыш. – М.:АСТ-ЛТД; СПб.: Terra Fantastica, 1997(серия «Миры братьев Стругацких»), стр.14-15.
7. Стругацкий А., Стругацкий Б. Обитаемый остров. Малыш. – М.:АСТ-ЛТД; СПб.: Terra Fantastica, 1997(серия «Миры братьев Стругацких»), стр.244.
8. Стругацкий А., Стругацкий Б. Обитаемый остров. Малыш. – М.:АСТ-ЛТД; СПб.: Terra Fantastica, 1997(серия «Миры братьев Стругацких»), стр.246-247.
9. Стругацкий А., Стругацкий Б. Обитаемый остров. Малыш. – М.:АСТ-ЛТД; СПб.: Terra Fantastica, 1997(серия «Миры братьев Стругацких»), стр.6-7.
10. Стругацкий А., Стругацкий Б. Трудно быть богом. Попытка к бегству. Далёкая радуга.– М.:АСТ-ЛТД; СПб.: Terra Fantastica, 1997(серия «Миры братьев Стругацких»), стр.51.
11. Стругацкий А., Стругацкий Б. Трудно быть богом. Попытка к бегству. Далёкая радуга.– М.:АСТ-ЛТД; СПб.: Terra Fantastica, 1997(серия «Миры братьев Стругацких»), стр.48.
12. Стругацкий А., Стругацкий Б. Трудно быть богом. Попытка к бегству. Далёкая радуга.– М.:АСТ-ЛТД; СПб.: Terra Fantastica, 1997(серия «Миры братьев Стругацких»), стр.91.
13. Стругацкий А., Стругацкий Б. Трудно быть богом. Попытка к бегству. Далёкая радуга.– М.:АСТ-ЛТД; СПб.: Terra Fantastica, 1997(серия «Миры братьев Стругацких»), стр.218.
14. Стругацкий А., Стругацкий Б. «Хищные вещи века».
15. Стругацкий А., Стругацкий Б. Хищные вещи века. Чрезвычайные происшествия. Полдень, ХХ׀׀ век. – М.: АСТ, 2006 (серия «Мировая классика»), стр.195.
16. Стругацкий А., Стругацкий Б. Хищные вещи века. Чрезвычайные происшествия. Полдень, ХХ׀׀ век. – М.: АСТ, 2006 (серия «Мировая классика»), стр.197.
17. Стругацкий А., Стругацкий Б. Малыш.
18. Стругацкий А., Стругацкий Б. Обитаемый остров. Малыш. – М.:АСТ-ЛТД; СПб.: Terra Fantastica, 1997(серия «Миры братьев Стругацких»), стр.7.
19. Стругацкий А., Стругацкий Б. Обитаемый остров. Малыш. – М.:АСТ-ЛТД; СПб.: Terra Fantastica, 1997(серия «Миры братьев Стругацких»), стр.565.
20. Стругацкий А., Стругацкий Б. Град обречённый. Второе нашествие марсиан. - М.: АСТ-ЛТД; СПб.: Terra Fantastica, 1997 (серия "Миры братьев Стругацких"), стр.439.
 

 

<< Все статьи

Почти психологические рассказы и Вредные советы психолога

Досі люди не дійшли єдиної думки  про психотерапію...Все знали коти

Цикл інтерактивних лекцій

Разом із психологами-практиками учасники інтерактивних лекцій циклу «Мандри художньою літературою до психології життя» розширять свої знання

Текст балансировал на грани нецензурности.

Для меня дорого платить даже нижнюю границу суммы оплаты. Можно ли дешевле?

Владлена Дмитриева

22-й век – это было так далеко! Для фантастических изменений человечества оставалось так много времени.