Карта сайта <BR><B>CS ERROR, User Error:</B> String <CODE>/contacts/title</CODE> not found in template <B>top</B> cur. object <B>/classic/statyi/article:article-2</B> in <B>cs.lib.php</B> on line <B>205</B>
Свой Мир
   Главная       О нас       Консультации       Статьи       Мини-журнал       Инсайты жизни        Литературная психология   
Главная
О нас
Консультации
Статьи
Мини-журнал
Инсайты жизни
Литературная психология
Читаем классику
Інтерактивні лекції
Просто книжки

Осторожно, герой! Жизнь с Тарасом Бульбой


Владлена Дмитриева

Произведения Гоголя многомерны и наполнены символами. На первый взгляд, «Тарас Бульба» стоит особняком. В нём нет никакой мистики и сказочных персонажей. Кажется, всё ясно: борьба, преданность долгу, смерть, величие героя. Главный герой произведения – герой в прямом смысле слова, положительный персонаж.
 
Вторым взглядом можно увидеть больше. Оставим в  стороне патриотизм и войну. Мы не будем первыми. Ведь, кроме героической  линии, есть любовная, «очень вкусная» для постановок. Даже есть такой мюзикл «Тарас Бульба. Мюзикл о любви».
 
Рассмотрим жизнь, смерть, любовь и ответственность. Рассмотрим жизненную стратегию личности. Результаты применения таковой стратегии в построении и сохранении отношений. Насколько уместна «героическая» стратегия в семье. Какой вклад вносит личность  нашего персонажа в воспитание своих детей. Как живётся тем, кто рядом с человеком, который использует «жизненную стратегию Тараса Бульбы»
 
Мы часто произносим при встречах фразу, с которой начинается произведение. С шутливой интонацией. Не всегда помня, откуда фраза взялась. Обычно произносим только первую часть. В наших устах она звучит дружелюбно – свойски. Вот так: «А поворотись-ка, сын!» Но, стоит продолжить, цитируя первоисточник, как всё меняется: «Экой ты смешной какой! Что это на вас за поповские подрясники? И этак все ходят в академии?»[1]
 
Это первые слова, которыми отец встречает сыновей, вернувшихся домой после более чем годичного отсутствия. Можно сказать, мол, по-мужски встречает, «без соплей». Сыновья должны понимать отца! Ему смешно и им должно быть смешно. Но вот реакция сыновей: «Они были очень смущены таким приёмом отца и стояли неподвижно, опустив глаза в землю» [2].
 
Описанная классиком ситуация воспринимается как что-то знакомое. Если не из личного опыта, так из опыта кого-то из окружения. Над кем-то родители (особенно отцы) переставали подшучивать, когда дети «переваливали» за подростковый рубеж. А кому-то продолжало «везти» и во взрослом возрасте
 
Можно убеждать себя, что эта обидная часть прошлого (которую так хочется изменить) нормальна.Только воспоминания о ней «почему-то» заставляют уже взрослых людей  передёргиваться и желать забыть. А потом так же поступать по отношению к собственным детям.  
 
Отец и  муж проявляет глухоту к переживаниям и чувствам своих близких. Обесценивает обучение детей, объявляет об отправке их «на Запорожье». Потому что там «наука так наука!»[3]. Грубо прерывает жену, обнимающую сына. Отправляет её накрывать на стол. Через несколько страниц текста такое отношение к жене не удивляет. Герой всю жизнь  не чурался семейного насилия. Автор повествует, что «она терпела оскорбления, даже побои; она видела из милости только оказываемые ласки…»[4].
 
Возможно, за глухотой прячется страх перед собственной чувствительностью. Возможно, это «просто» самодурство. В любом случае тем, кто находится рядом с «героем», несладко.      
   
Игнорирование переживаний окружающих уживается в нашем герое с большим вниманием к своим желаниям. Отправка сыновей в Сечь запланирована заранее. Тарас  сообщает о ней своим друзьям и получает одобрение. Сам он уже не принимает участия в походах. «Но при виде их свежести, рослости, могучей телесной красоты вспыхнул воинский дух его, и он на другой же день решился ехать с ними сам, хотя необходимостью этого была одна упрямая воля»[5]. Тарас уже представляет, как явится с двумя красавцами-сыновьями в Сечь. Сыновья здесь – средство для удовлетворения своей гордости. «Хочу» Тараса Бульбы не считается с ответственностью перед теми, кто остаётся. Равно как и с тем, что в Сечи он  может быть деструктивным элементом. Жизнь меняется. Войны в данный момент нет. Есть мирный договор с султаном. На руководящих должностях (выражаясь современным языком) Сечи находятся люди, понимающие необходимость выполнения договоренностей.
 
Тарас не хочет видеть перемен. Но не может их не чувствовать. Возможно, в этом ещё одна причина внезапного решения о поездке. Личности подобного «геройского» склада очень сложно жить в условиях мирного времени. Слишком много нюансов нужно учитывать. Слишком много красок видеть. Признавать, что могут быть правы люди, думающие иначе, чем «герой».
 
Он стремится в моно-мир Сечи. «Всякий приходящий сюда позабывал и бросал все, что дотоле его занимало. Он, можно сказать, плевал на своё прошедшее и беззаботно предавался воле и товариществу таких же, как сам, гуляк, не имевших ни родных, ни угла, ни семейства, кроме вольного неба и вечного пира души своей»[6]. 
 
Но, находясь в Сечи, Бульба больше обращается к образам прошлого. Идеализирует то, что было когда-то, ратные подвиги, происходившие не здесь. Реальность его не устраивает.
 
Также не устраивает Тараса инакость людей. По отношению к Другим он проявляет крайнюю нетерпимость и непринятие. Причём очень рационально аргументирует свои поступки. «Вычёркивание» инаких из круга людей влечёт за собой допустимость по отношению к ним аморальных действий (к не-людям допустимо то, что недопустимо по отношению к людям). Это схоже со стратегией надзирателя или преступника по отношению к жертве. 
 
Бульба знает, что лучше для его сыновей (естественно, не спрашивая их). Как происходит первая битва, в ходе которой гибнут люди, а Андрий встречает панночку? Это Тарас Бульба хочет «потренировать» сыновей. Слова кошевого о том, что после договора козаки не имею права «бить бусурменов», для Бульбы пустой звук. Он просто не понимает, что к ним можно относиться всерьёз. Ради своего желания герой готов нарушить клятву «нашею верою», о любви к которой пафосно говорит.  Здесь сложно говорить об уважении и взрослой позиции по отношению к своим убеждениям. 
 
После ответа кошевого: «А войне все-таки не бывать. … И думать об этом нечего» [7], - Тарас принимает решение отомстить.
 
Через некоторое время лагерь бурлит. Кошевого смещают с должности. На его место ставят того, чьё имя шепнул Тарас. Но имя самого Тараса (как инициатора) нигде не всплывает.
 
Нашему герою хорошо удаётся втягивать других в принятие и осуществление решений, угодных ему. Причём он выглядит действительно искренним и когда говорит о «нашей вере», и когда утверждает, что клятва ею перед «бусурменом» ничего не значит.  Напоминает «двоемыслие» Оруэлла («1984»).
 
Тарас Бульба хочет оставаться в однородном, чёрно-белом мире. Стремление к гомогенности, нежелание изменяться ведёт к уничтожению своего потенциала.  Остап и Андрий – символы возможности изменения личности нашего героя.
 
Андрий – одна из сторон души Тараса. Его возможность восхищаться красотой, нежностью; тяготение к любви. Пока не любовь, а физическое томление вырастает во влюбленность и может вырасти в любовь. Но: «Я тебя убью». Помните фразу, ставшую основой для школьных анекдотов: «Я тебя породил, я тебя и убью!»[8]. Характерное для того времени (и только ли  для того?) отношение к детям, как к собственности. Смерть Андрия в данном контексте закономерна. Он – это революционное  изменение Тараса. Плоды революции долго не живут в первозданном виде.
 
Эволюционный путь для личности Тараса – это Остап. Молодое «улучшенное» продолжение отца. Автор при представлении героев пишет, что Остап «имел доброту в таком виде, в каком она могла только существовать при таком характере и в тогдашнее время» [9]. 
 
Но убийство части своей души даром не проходит. Убив Андрия, Тарас вскоре теряет и Остапа. Свою возможность эволюционировать. 
 
После этого Тарас Бульба движется к собственной смерти.
 
_____________________________________________________________________________________
1. Гоголь Н.В. Избранные сочинения в двух томах. Т.1. М., «Художественная литература», 1978 стр.234.
2. Гоголь Н.В. Избранные сочинения в двух томах. Т.1. М., «Художественная литература», 1978 стр.234.
3. Гоголь Н.В. Избранные сочинения в двух томах. Т.1. М., «Художественная литература», 1978 стр.235.
4. Гоголь Н.В. Избранные сочинения в двух томах. Т.1. М., «Художественная литература», 1978 стр.240.
5. Гоголь Н.В. Избранные сочинения в двух томах. Т.1. М., «Художественная литература», 1978 стр.239.
6. Гоголь Н.В. Избранные сочинения в двух томах. Т.1. М., «Художественная литература», 1978 стр.251.
7. Гоголь Н.В. Избранные сочинения в двух томах. Т.1. М., «Художественная литература», 1978 стр.254.
8. Гоголь Н.В. Избранные сочинения в двух томах. Т.1. М., «Художественная литература», 1978 стр.309.
9. Гоголь Н.В. Избранные сочинения в двух томах. Т.1. М., «Художественная литература», 1978 стр.244.
 

 

 

<< Все статьи

Почти психологические рассказы и Вредные советы психолога

Досі люди не дійшли єдиної думки  про психотерапію...Все знали коти

Цикл інтерактивних лекцій

Разом із психологами-практиками учасники інтерактивних лекцій циклу «Мандри художньою літературою до психології життя» розширять свої знання

Текст балансировал на грани нецензурности.

Для меня дорого платить даже нижнюю границу суммы оплаты. Можно ли дешевле?

Владлена Дмитриева

22-й век – это было так далеко! Для фантастических изменений человечества оставалось так много времени.